Материалы

17декабря
2011

Елена Верниковская: компания «ТНК-Уват» унифицировала требования к подрядчикам

16.12.2011

Тюмень. Качественное и своевременное выполнение подрядных работ — одно из основных требований к участникам тендеров ООО «ТНК-Уват», реализующему на юге Тюменской области Уватский проект по добыче нефти. Для эффективного решения проблем взаимодействия с подрядчиками руководители нефтяной компании регулярно проводят слеты с действующими и потенциальными партнерами. Кроме того, в компании привели к единому стандарту требования к участникам тендеров и организовали работу конфликтной комиссии, которая помогает нефтяникам отладить обратную связь с подрядчиками. Об этом в интервью рассказывает директор департамента по обеспечению услугами ООО «ТНК-Уват» Елена Верниковская. 

Vernikovskaya.jpg
- Елена Иосифовна, компания «ТНК-Уват» заявляет о том, что предъявляет повышенные требования к подрядчикам. Что это за требования?
- У нас двухступенчатая система квалификационного отбора. Сначала все претенденты проходят предварительную квалификацию. Мы стараемся организовывать ее во втором-третьем квартале, чтобы она не накладывалась на время проведения непосредственно тендеров. Квалификационный отбор по общим показателям дает возможность понять, в каком виде деятельности подрядчик сосредоточен, действительно ли он способен работать в нефтегазовой отрасли. Зачастую на наш рынок пытаются зайти предприятия, которые слабо оснащены, имеют поверхностное представление о нормах техники безопасности труда в нефтегазовой отрасли, слабо подкованы с точки зрения методов организации работы в условиях оторванности от «большой земли». Дело в том, что месторождения Уватского проекта автономны, постоянные дороги отсутствуют. Это накладывает свои сложности: предприятию нужно иметь серьезные организационные навыки для работы в таких условиях. Чтобы снизить риск привлечения ненадлежащих подрядчиков во время тендера в ООО «ТНК-Уват» организован предварительный этап оценки — предквалификация. С предприятиями, которые имеют небольшие недостатки (например, не вся техника оснащена ремнями безопасности), мы подписываем план корректировочных мероприятий, даем им определенное время на дооснащение. И тогда такие фирмы имеют право участвовать в тендерах, наравне с теми, кто успешно прошел предквалификацию. Вторая стадия — этап технической оценки — составная часть непосредственно тендера на конкретный лот. Техническая оценка применяется, чтобы понять, какой объем конкретных технических, людских и организационных ресурсов тот или иной претендент выделяет на исполнение нужного нам объема работ. Дело в том, что у предприятия может быть множество контрактов, оно одновременно может участвовать в тендерах нескольких разных заказчиков. А ресурс компании, разумеется, не безграничен. Допустим, у предприятия в собственности сто единиц техники, но 80 из них уже заняты на действующих контрактах. Заказчик может предъявить требование о том, что ему самому нужно 80 единиц техники. Дефицит техники невозможно покрыть за раз — нужно либо брать ее в аренду, либо привлекать субподрядчика. Все это серьезные задачи, решить которые в одночасье невозможно. Техническая оценка позволяет нам на второй стадии отсечь претендентов, которые не способны выполнить условия техзадания. Самое важное требование лежит в области охраны труда и техники безопасности, а также в сфере соблюдения технических регламентов, которые мы предъявляем почти ко всем видам работ на месторождениях. Гидроразрыв пласта, текущий и капитальный ремонт скважин, обслуживание УЭЦН и многое другое — все работы имеют конкретные техрегламенты, описывающие, какие технологические операции необходимо провести, с каким качеством, какие должны применяться материалы и так далее.
В контракте прописываются довольно жесткие и явные критерии оценки качества. Каждого подрядчика при приемке объемов обязательно оценивают на соответствие критериям качества. Если эти критерии не выдержаны, объемы не принимаются и не оплачиваются. Я считаю, что эта система оправдана. Однако, и о мотивации деятельности подрядчиков нельзя забывать – это способ повышения эффективности в целом.

- Система тендеров позволяет сформировать пул предприятий, с которыми вы работаете регулярно?
- Да, безусловно. Статус пройденной предквалификации сохраняется за предприятием три года. На протяжении этих лет предприятие может участвовать в тендерах любого дочернего предприятия группы компаний ТНК-ВР. Такое правило, мы применяем с прошлого года. То есть единожды прошедший квалификацию подрядчик сохраняет за собой квалификационный статус, если в последствии, во время работы, он не допускал грубых нарушений, из-за которых его лишили этого статуса. Механизм лишения тоже предусмотрен. Такие прецеденты есть, но они крайне редки — буквально единичные случаи.
Получается, что компаниям с квалификационным статусом в дальнейшем проще участвовать в тендерах?
Да, именно с этой целью мы и устанавливали трехгодичный срок действия квалификации, чтобы минимизировать бюрократический фактор. Раньше, когда не было единых квалификационных критериев, каждое дочернее общество самостоятельно придумывало требования. Получалось, что к одному и тому же виду работ в Нижневартовске одни, а в Тюмени — другие требования. И бедные порядные организации сдавали и туда, и сюда тонны бумаги, а результаты получались разные — в одном месте предприятие квалифицировали, в другом — нет. Этот дисбаланс мы ликвидировали, создав унифицированные квалификационные требования, которые действуют для всех дочерних обществ.

- Отдает ли компания «ТНК-Уват» предпочтение отечественным предприятиям?
- В общем, да, такие приоритеты есть. Но они действуют только в определенных сегментах рынка. Нереально вырастить в масштабах региона очень крупную мощную компанию, которая специализируется на высокотехнологичных видах сервиса, владеет инновациями и технологиями международного уровня. Соответственно к высокотехнологичным видам работа привлекаются, в основном, крупные международные компании, либо отечественные предприятия, которые вошли в состав больших холдингов. Небольшие региональные компании, как правило, действуют в таких секторах как капитальное строительство, социально-бытовое обслуживание, обслуживание инфраструктуры месторождений. Здесь не нужны уникальные сложнейшие технологии или дорогостоящее оборудование. Такие виды бизнеса в регионе развиваются, и мы активно пользуемся услугами тюменских предприятий.

- Отечественные предприятия в обозримой перспективе могут приблизиться к мировым лидерам нефтесервиса?
- Отечественный сервисный рынок, в основном, продает свои предприятия крупным холдингам. Для компаний это способ развития, способ повысить собственный уровень до международного. Самостоятельно им трудно выживать. Потому что нужно иметь крупные оборотные средства, технологии и обученных людей. Нефтегазовая отрасль — наукоемкий сектор с большим количеством научных институтов и заводов, которые проектируют, производят и испытывают новые технологии и оборудование. Это требует времени и средств. В правительстве региона не единожды звучала мысль, что промышленные гиганты, работающие в регионе, должны аккумулировать вокруг себя малый бизнес.

- Происходит ли подобное с компанией «ТНК-Уват»?
- Безусловно. Так и происходит. Мы сами заинтересованы в том, чтобы создавать конкуренцию, выращивая местные предприятия, доводя их до уровня среднего бизнеса. Получая на подряд небольшие задания, предприятия учатся технологиям производства. Прежде всего, в условиях автономии. Получив несколько небольших подрядов, компании наращивают оборотные средства, вкладывают их в развитие — покупают технику, обучают людей. Они начинают мыслить на перспективу. Но, безусловно, это требует времени. С нуля, извините, ничего не бывает. Существует довольно большой список тюменских предприятий, с которыми мы работаем. В основном, они оказывают небольшие объемы услуг, но регулярно.

- Предлагают ли подрядчики какие-то интересные новые подходы и технологии?
- В этом году у нас очень обширная программа поисково-разведочного бурения. Соответственно, большие вложения делаются в геологоразведку. Раньше у нас возникали проблемы с рекультивацией земель после завершения работ. Теперь у нас принципиально новый подход: мы перешли на долгосрочные контракты. Это дает возможность предприятиям переоснастить свои мощности. А программы переоснащения предполагают переход на импортные методики работы и оборудование. У предприятий появился «дальний свет» — они могут видеть, как и в каком направлении нужно развиваться. Все стороны от этого только выиграют, соответственно, мы рассчитываем, что наша программа геологоразведки будет выполнена более эффективно, чем в прошлые годы. Совместно с компанией «Шлюмберже» мы перешли на новые технологии гидроразрыва пласта. Речь идет от технологии FiberFRAC. Это способ армирования жидкости гидроразрыва пласта растворимым волокном, который замедляет оседание проппанта в жидкости, что даёт возможность использовать менее вязкий гель и, соответственно, уменьшать загрязнение пласта. Что повышает продуктивность скважин и это уже подтверждено на Кальчинском месторождении. В России пока мало компаний, которые применяют такие передовые методы. Для нас это сотрудничество — возможность получить новые технологии, при этом не платить за них слишком дорогую цену.

- Елена Иосифовна, какие наиболее значимые тендеры вы могли бы отметить?
- Уватский проект активно разрастается. Наиболее важные тендеры в настоящее время связаны со строительством объектов генерации электроэнергии на Усть-Тегусском и Тямкинском месторождениях, строительством инженерных сетей (трубопроводы и ВЛ) на Усть-Тегуссе, а также со строительством трубопровода и обустройством площадок для реализации проектов бурения на Южно-Петьегском месторождении. Мы сотрудничаем с буровой компанией «Эриэлл Нефтегазсервис», которая в следующем году приступит к бурению на Южно-Петьёгском месторождении. С открытием зимника ожидается мобилизация новой буровой установки и бригадного хозяйства. Это еще одна веха в развитии Уватского проекта.

- Расскажите о работе конфликтной комиссии. Какие она приносит результаты?
- Работа конфликтной комиссии направлена на глубокий анализ обращений, с которыми выступают участники тендеров, не согласные с их результатами, либо считающие, что их интересы как-то были ущемлены. По мнению заявителей, в ходе тендеров возникают те или иные нарушения. Конфликтная комиссия по существу разбирает, обоснованы жалобы или нет. Если обоснованы, то комиссия дает свои рекомендации. По опыту могу сказать, что комиссия — это полезный инструмент, это способ взглянуть на самих себя через призму независимого мнения. Предприятия дают ценные критические замечания к тому, как мы ведем свои дела. Бывают случаи, когда компании просто пытаются свести счеты с конкурентами. Бывает, что проиграв тендер, предприятие пытается вернуть себе какие-либо преимущества. В общем и целом каждая жалоба досконально анализируется. Очень много жалоб поступает на предварительный квалификационный отбор. Представители предприятий зачастую не понимают, по каким причинам их дисквалифицируют, не знают, на какие неудачные моменты в своей деятельности им нужно обратить внимание. Много жалоб касается результатов тендера — многие считают, что тендер выиграл не самый достойный участник.

- Комиссия чаще соглашается с авторами жалоб или отвергает их претензии?
- Пятьдесят на пятьдесят. Недавно был интересный случай, когда жалобщик указывал, что тендер выиграла компания без лицензии. Мы стали разбираться и выяснили, что победитель разрешением владеет, но контракт предполагает более длительное сотрудничество, чем сроки действия лицензии. Очевидно, когда действие лицензии будет подходить к концу, компания обратится в лицензирующий орган и продлит разрешение на работу. Однако жалоба такая поступила. Логика, когда во главу угла ставится срок действия лицензии, не совсем корректна. Как такую претензию рассматривать? В пользу жалобщика? Скорее всего, да. Другое дело, что эта жалоба не достигла своей конечной цели. Не опровергнут выбор победителя. Конфликтная комиссия дала рекомендации более тщательно продумывать квалификационные требования. Повторю, для нас работа конфликтной комиссии — это возможность посмотреть со стороны на то, что и как мы делаем.

http://angi.ru/news.shtml?oid=2783316