Материалы

21апреля
2016

24 марта 2016 газета «Советская Россия» опубликовала статью профессора Козловского Е.А. «О системном кризисе в стратегическом исследовании недр и обеспечении минерально-сырьевой безопасности страны».

24.03.2016

Евгений КОЗЛОВСКИЙ, министр геологии СССР (1975–1989)

"Мы считаем, что эффективная политика России в сфере национальной минерально-сырьевой безопасности требует учета последствий глобализации минерально-сырьевых ресурсов и определения роли нашей страны в будущем мировом минерально-сырьевом обеспечении. Это первейшая задача государства!" 

692.JPEG
 
О системном кризисе в стратегическом исследовании недр и обеспечении минерально-сырьевой безопасности страны
Советский взгляд

ььь
Минерально-сырьевой комплекс России, созданный до начала 90-х годов и обладающий более высокой устойчивостью к выживанию в условиях «реформ» по сравнению с другими отраслями экономики, тоже оказался в критическом состоянии. Тем не менее он продолжает сохранять фундаментальное значение для народного хозяйства, сдерживая его от еще более глубокого кризиса.

Об этом неоднократно в своих обращениях в правительство и на имя президента РФ говорили опытные руководители промышленности СССР (Н.К. Байбаков и др.). Специалисты с воодушевлением восприняли решение межведомственной комиссии Совета безопасности РФ в 2001 году «О сырьевой безопасности России в XXI веке». Этот документ объективно оценивал состояние отрасли и намечал решение ряда проблем. Однако этого в дальнейшем не последовало! Только слова на всех уровнях государственной власти, включая Государственную думу, Совет Федерации, различные форумы.
На заседании президиума Госсовета РФ в 2002 году были представлены на рассмотрение «Основы государственной политики в области минерального сырья и недропользования». Но в правительстве М. Касьянова они были препарированы настолько, что с практической точки зрения интереса не представляли.
Учитывая это, мною была подготовлена записка «О положении в минерально-сырьевом комплексе России в свете национальной безопасности». Группа крупных специалистов обратилась к В.В. Путину с письмом. Безответно. Обстановка продолжает обостряться.
***
За последние 40 лет в мире использовано 80–85% нефти и газа от их добычи за весь исторический период. Использование других видов минерального сырья за эти годы выросло примерно в 3–5 раз. Промышленно развитые страны, в которых проживает 16% населения земного шара, добывают в стоимостном выражении около 35%, а потребляют более 55% минерального сырья планеты.
Мировой рынок в настоящее время практически насыщен всеми видами минерального сырья. Все большее число стран третьего мира берет курс на развитие сырьевых отраслей промышленности за счет средств иностранных инвесторов. Это предоставляет крупным корпорациям возможность выбора объектов для инвестирования и ведет к постепенному снижению мировых цен на большинство видов сырьевой продукции (главным образом, за счет экономии на оплате труда).
С навязыванием глобализации речь идет о специфическом проекте – попытке утверждения «нового мирового порядка». Первая практическая задача глобализации рынка – передача минеральных ресурсов под контроль «первого мира» и устранение национальных экономических границ.
Минерально-сырьевой комплекс занимает в экономике нашей страны ведущее место: около 40% фондов промышленных предприятий и 13% балансовой стоимости всех основных фондов России сосредоточено именно в сфере недропользования. При этом добывающими и геологоразведочными отраслями обеспечивается 30% валового внутреннего продукта и около 50% объема экспорта. За счет экспорта минерального сырья и продуктов его переработки обеспечивается около 80% валютных поступлений страны.
По добыче нефти и газа, производству стали и чугуна, первичного алюминия, рафинированной меди, никеля, цинка, титана Россия занимает одно из ведущих мест в мире. Прежде всего это нефть, газ, уголь, железные руды, медь, никель, золото, платиноиды, алмазы, апатиты, калийные соли, асбест. Пока достаточна их сырьевая база и горнодобывающие и перерабатывающие мощности. Менее заметную роль Россия играет в мировом производстве марганцевого и хромового сырья, свинца, олова, вольфрамовых и молибденовых концентратов.
В последние десятилетия общий кризис и спад промышленного производства в России, вызванные «глубоким реформированием» экономики и переходом к «рыночным» отношениям, привели к резкому падению внутреннего спроса практически по всем видам минерально-сырьевой продукции. Так, внутреннее потребление алюминия первичного снизилось в 3 раза, меди рафинированной – в 3,4 раза, свинца – в 3,3 раза, цинка – в 2,7 раза, никеля – в 5,7 раза, олова – в 4,2 раза, вольфрамовых и молибденовых концентратов – соответственно в 8,4 и 6,4 раза. Эта тенденция сохраняется.
Россия унаследовала от СССР положение самой обеспеченной разведанными минерально-сырьевыми ресурсами страны. Ее доля в мировых запасах нефти составляет 13%, газа – 32%, угля – 11%, свинца, цинка, кобальта, никеля, железа от 10 до 36% и т.д. Валовая ценность открытых и предварительно оцененных запасов составляет около 28,5 трлн долларов США.
И все-таки после расчленения Советского Союза проблема самообеспечения минеральным сырьем встала и перед Россией: по 21 его виду образовался или почти полный (марганец, хром, стронций, ртуть, цирконий и др.), или весьма значительный (свинец и цинк, флюорит, барит, каолин и др.) дефицит. В чем спасение: или развернуть поиски собственных их источников, или же (учитывая политику вхождения в мировой рынок) делать ставку на импорт дефицитного сырья, развивая одновременно экспорт альтернативных его видов и продуктов переработки.
Однако минерально-сырьевая база России целенаправленно разваливается: добыча не компенсируется приростом по ряду видов сырья. Разведанные запасы большинства полезных ископаемых значительно уменьшились. Доля так называемых активных запасов от количества разведанных на 1 января 1997 года составляет по железным рудам, меди, свинцу, цинку – 69–78%; по никелю, бокситам, титану, апатитам – 60–68%; по урану, олову, вольфраму, молибдену – 29–50%; по фосфоритам – 25%, калийным солям – 90% и т.д.
***
Следует трезво взглянуть на положение дел в нефтегазовом секторе. Резко ухудшилась структура разведанных запасов нефти. Доля активных (высокопродуктивных) запасов в балансе составляет около 45%, а доля низкорентабельных – возросла до 55%. Свыше 70% запасов нефтяных компаний находится на грани рентабельности. Продолжается многолетняя тенденция снижения проектной нефтеотдачи.
Вызванное уничтожением производительных сил России резкое сокращение ее внутреннего сырьевого рынка замещается внешними рынками. За рубежи России вывозится 41–45% добываемой в стране нефти и 30–35% производимых нефтепродуктов, 30–33% газа, а по алюминию, никелю, меди, металлам платиновой группы и алмазам Россия занимает ведущее место среди стран-экспортеров.
Непомерный рост экспорта продукции минерально-сырьевого комплекса при резком снижении объемов ее добычи со времени перестройки подрывает экономику России. Усиливает диспропорции между производством и потреблением, ухудшает макроструктуру экономики, все более приближая ее к модели экспортно-сырьевого типа. Уменьшает сырьевую и топливно-энергетическую обеспеченность национальной промышленности, сельского хозяйства и социальной сферы и снижает их эффективность, служит одним из начал искусственного взвинчивания цен, разоряющего прежде всего производственные отрасли.
Экспорт стратегических и критических видов минерального сырья не сопровождается эффективным использованием валютной выручки, в особенности в промышленном секторе экономики.
Рост поставок продукции минерально-сырьевого комплекса на мировой рынок повлек за собой падение мировых цен на нее. В итоге усиливается зависимость России от этих цен и дискриминационных действий в отношении российских компаний-продуцентов.
В целом за истекшие годы мировые инвестиционные потоки, направляемые в минерально-сырьевой комплекс, почти миновали Россию. За рубежом только в новые горнорудные проекты по добыче золота, меди, свинца и цинка вложено около 7 млрд долларов, в России – не более 20 млн долларов. Оцениваемая в треть от мировой, минерально-сырьевая база России привлекла не более 0,3% мировых инвестиций. А это призывает к глубокому анализу прошедших лет!
Имея территорию, составляющую 10–11% площади земной суши, наша страна должна тратить на геологоразведочные работы, на твердые полезные ископаемые как минимум 1,8–1,9 млрд долларов, или 150 млрд рублей в год по нынешнему курсу. Кричащая диспропорция свидетельствует о том, что организация геологоразведочных процессов у нас в стране крайне далека от минимально необходимого.
Следовало бы обратить внимание на перемены в минерально-сырьевом комплексе мира. Если в 1990 году по внутренним затратам на науку Россия находилась на уровне, сопоставимом с ведущими странами Организации экономического сотрудничества и развития, то в настоящее время РФ близка к странам с низким научным потенциалом. По абсолютным затратам на науку Россия более чем в 7 раз уступает Японии и в 20 раз США.
По самым различным оценкам, Россия занимает лидирующие позиции или имеет разработки мирового уровня только по трети из 34 важнейших технологических направлений. При этом до коммерческого использования доведены лишь 16% технологий, из них только половина – технологии, соответствующие мировому уровню. В экономике сформировался значительный разрыв между созданием технологий в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и их использованием в массовом производстве.
Продолжающийся спад производства минеральных ресурсов и продуктов их переработки, ухудшение сырьевых баз действующих предприятий, ожидаемое выбытие добывающих мощностей, катастрофическое, в три раза, снижение геологоразведочных работ чреваты дальнейшими разрушительными последствиями для всей экономики страны. Прирост запасов не компенсирует уже более 20 лет добычу почти всех видов полезных ископаемых.
Обострилась проблема восполнения запасов на добывающих предприятиях в основных горнопромышленных районах страны. А это, как известно, не может не повлиять на базовые отрасли экономики страны и ее экономическую безопасность. При этом уменьшение сырьевой базы произошло несмотря на то, что объемы добычи по сравнению с 1990 годом снизились по всем полезным ископаемым значительно. По олову – почти на 90%, по свинцу – на 60%. Упала добыча газа, никеля, цинка, железных руд на 7–17%, нефти, угля, урана, меди, бокситов, платиноидов, калийных солей – на 20–35%, хромовых руд, молибдена, сурьмы, ниобия, золота, серебра, апатитов – на 40–60%, вольфрама, титана, фосфоритов, плавикового шпата – в 3 и более раз.
Вследствие этого до 2025 года произойдет почти полное исчерпание разведанных запасов нефти, газа и свинца, почти трех четвертей запасов молибдена, никеля, меди, олова. Запасы олова и свинца уже снизились соответственно на 50 и 30%.
Это результат политики правительства. Новые законодательные и правовые акты недропользования не обеспечили благоприятных условий ни для нормальной работы действующих предприятий, ни для освоения открытых ранее месторождений, ни для геологоразведочных работ.
***
А ведь рост значительно был обеспечен в советское время опережающими геологическими исследованиями. Сегодня в России практически исчерпан поисковый задел, являющийся единственной научной основой для последующего наращивания разведанных запасов. За рубежом эта база создается долевым участием государства в финансировании программ поисковых и даже геологоразведочных работ. Такой долевой вклад составляет в Австралии – 30–40%, Великобритании – 33–35%, Канаде – 38–40%, США – 50–50%, Японии – 75–80%. Восстановление роли государства в финансировании – это настоятельная необходимость и в России.
В СССР мощная система исследования недр включала 50 научно-исследовательских институтов, 60 научно-производственных (в том числе территориальных) организаций, 30 заводов по выпуску геофизического, бурового и другого оборудования. Это обеспечивало опережающее исследование недр и четкую ориентацию организации на открытие необходимых полезных ископаемых.
Одной из главных причин тяжелого состояния отрасли является то, что в период «реформ» произошло резкое снижение научного уровня обеспечения поиска, материальная база геологии подорвана, распались многие региональные геологические организации, потерян уровень кадровой подготовки, многие организации непродуманно переориентированы, и в результате снизился уровень кадровой квалификации.
Приватизация предприятий в геологии шла в ущерб государственным интересам. Из 650 полевых предприятий приватизировано 300, при этом многие из них были акционированы по частям и изменили профиль своей деятельности.
Следует иметь в виду: акционирование и приватизация, также как и национализация, осуществлялись в капиталистических странах в зависимости от эффективности для экономики различных форм собственности и особенностей объектов собственности. Геология имеет достаточно выраженную научную фундаментальность и государственную значимость, ее результатами пользуются совместно многие отрасли. Геологоразведочные работы, в свою очередь, имеют научно-производственный характер. Поэтому для организаций, выполняющих исследования стратегического характера, целесообразно иметь государственную форму собственности.
В России правительство должно со вниманием отнестись к создававшейся в течение 300 лет системе исследования недр. В советское время, несмотря на громоздкость системы Министерства геологии СССР, она была строго целенаправлена на открытие месторождений и обеспечивала перспективу развития всего горнопромышленного комплекса.
Все преобразования должны вестись при ясности цели и компетентности. Этого, к сожалению, нет! Действия Росимущества не поддаются объяснению! По какому принципу идет акционирование и приватизация геологических организаций? Почему первоначально не была рассмотрена принципиальная схема управления исследованиями недр, обеспечивающая перспективу развития экономики и безопасность страны?
***
Особую роль играет экспорт в судьбе страны. За рубежи России вывозится 45% нефти, 33% газа, 34% нефтепродуктов, 90% меди, до 97% никеля, до 99% алюминия от общего объема производимых в стране этих важнейших видов минерально-сырьевой продукции. Значительная часть продукции экспортируется в сыром виде (товарная руда, концентраты), без глубокой переработки ее внутри страны.
Временной фактор – определяющий. Подготовка ресурсной базы в объемах, рентабельных для промышленного освоения, требует 10–15 лет при условии концентрации значительных средств. Такая база даже в освоенных районах характеризуется сложной структурой, и при действующей налоговой системе не менее 50% подготовленных запасов оказываются нерентабельными для промышленного освоения.
Отсутствие государственной стратегии развития и использования минерально-сырьевой базы, основанной на модели самообеспечения с необходимой долей экспорта и ограниченного импорта, является угрозой национальной безопасности страны и ведет к утрате геополитических приоритетов в минерально-сырьевом секторе мира.
Как нам представляется, следует более глубоко оценивать внешнеполитические угрозы и тот нажим, который проявляют страны Запада, лишенные стратегических запасов полезных ископаемых и не могущие обойтись без поставок, в частности, энергоресурсов из России. Отсюда и идея заключения многостороннего инвестиционно-торгового соглашения, в соответствии с которым России обещаны серьезные инвестиции, а Запад получил бы широкий доступ к нашим энергетическим ресурсам.
Там идет концентрация мощностей, 500 транснациональных корпораций контролируют 3/4 торговли сырьевыми ресурсами и 4/5 торговли новейшими технологиями. Так называемые развитые страны (10–15 стран) стремятся закрепить существование двух основных типов экономики – постиндустриальной и сырьевой. Обстановка постоянно подогревается!
Для России актуальной проблемой остается уточнение стратегии национальной безопасности, создание комплексной программы развития производительных сил страны на длительную перспективу, в том числе и топливно-энергетического комплекса. Особое значение в этих условиях приобретает отношение к Энергетической хартии, в частности, учет геополитических, военно-стратегических, демографических и социально-экономических факторов, и особенно наших проблем на Дальнем Востоке.
Следует помнить, что социально-экономическое развитие, геополитическое положение и роль России в мировом сообществе в настоящее время и в перспективе в значительной мере определяются ее минерально-сырьевым потенциалом и государственной стратегией его использования в национальных интересах. В связи с этим срочно необходимо восстановление системы исследования недр с созданием ее опорных баз в минерально-сырьевых регионах, выработка силами существующих геологических организаций научно обоснованных направлений геолого-разведочных работ и выполнения конкретных целевых задач.
***
Одна из главных задач – реструктуризация и укрепление геологических организаций, формирование эффективного и конкурентоспособного научно-производственного сектора отрасли. Стратегия требует слияния сохранившихся организаций и обеспечения разнообразия их деятельности.
Чрезвычайно необходимо поднять уровень исследования недр, образовав государственный комитет по геологии и недропользованию. Его задача – восстановление системы стратегического исследования недр с целью создания перспективного задела для обеспечения страны важнейшими видами полезных ископаемых.
Безотлагательно необходима разработка минерально-сырьевой политики на длительную перспективу (20, 30, 50 лет), оценка будущего потребления, экспорта, импорта и разработка предложений по покрытию дефицита, включая исследование недр в других государствах, представляющих для нас интерес по дефицитным видам минерального сырья.
Одной из важнейших задач является повышение эффективности геолого-разведочных и добычных работ, внедрение новых, современных технических средств и технологий, в том числе нанотехнологий. Например, увеличение запасов нефти и газа на 1% за счет повышения эффективности геофизических исследований сопоставимо с годовым приростом добычи углеводородов.
По мере исчерпания месторождений полезных ископаемых в развитых государствах проблема явно будет обостряться. Зарубежные запасы ряда высоколиквидных полезных ископаемых могут быть исчерпаны на 50% в ближайшей перспективе.
Естественно, в первую очередь необходимо скорректировать концепцию национальной безопасности России в соответствии с новыми условиями развития общества, с учетом обеспечения страны стратегическим минеральным сырьем и продуктами их переработки. Разработать современную систему принципов социальных реформ, направленных на обеспечение достойного качества жизни граждан России.
Этим определяется и концепция нового закона «О недрах». При его подготовке надо исходить из главного – обеспечение экономической безопасности страны, способность воспроизводить и обеспечивать свое население по признанным мировым стандартам жизненно необходимыми благами. Забота о будущих поколениях должна пройти через весь закон красной линией.
Многочисленны неудачные попытки разработать новую редакцию федерального закона «О недрах». Почему в течение ряда лет тратятся творческие силы на бездарный документ?! Не лучше ли начать с чистого листа и открыть путь к Горному кодексу – своду законов о горно-геологическом производстве по примеру наших предков. Если вчитаться в их текст, то возникает чувство, что мы стали мыслить плохо, нелогично и неконструктивно.
Почему? В дополнение к тому, что сказано, добавим: нужна компетентная власть, глубоко профессионально озабоченная судьбой народа, нужна, как воздух, объединяющая идея, которая призовет народ подняться с колен и понять, что Россия у нас одна на всех!
Мы считаем, что эффективная политика России в сфере национальной минерально-сырьевой безопасности требует учета последствий глобализации минерально-сырьевых ресурсов и определения роли нашей страны в будущем мировом минерально-сырьевом обеспечении. Это первейшая задача государства!

http://www.asgeos.ru/article/692.html