Материалы

30апреля
2013

Сланцевый мираж. Часть 2. Подопытная страна

23.04.2013

Решение о разработке месторождений сланцевых углеводородов на Украине — беспрецедентный, самый смелый и наиболее рискованный шаг партии регионов. Шаг, намного более серьезный, чем риски Shell и Chevron. С них спрос, по большому счету, невелик: компании, получившие лицензии на освоение украинских территорий, преследуют сугубо коммерческие цели, заинтересованы в занятии ниши пионеров сланцевой добычи в Европе и считают украинский проект стратегическим заделом, который обеспечит им лидирующие позиции в будущем.


prndr_home_9j60zkrq_ok1.jpg

Ставки сделаны

В случае успешного промышленного освоения участков у Shell и Chevron будет запас в несколько лет, прежде чем разработка сланцевых углеводородов начнется на территории других европейских государств. В случае провала компании потеряют лишь вложенные деньги, количество которых, по сравнению с масштабами их общего оборота и стоимости активов выглядят лишь разменной монетой, мелкими средствами на текущие расходы, сопоставимыми с затратами на исследования.

Если изменится внутренняя политическая ситуация в Украине, международная обстановка, связанная с усилением российского влияния на Киев, или в конце концов в недрах не окажется газа, Shell и Chevron просто уйдут из страны столь же быстро, как и пришли. Для них разменная монета — обоснованные коммерческие риски, наступление которых с лихвой и в довольно короткий срок компенсируется в любой другой газовой или нефтеносной точке мира.

Для украинских властей разменных монет сразу три: экономическая, политическая и экологическая. И если сланцевый проект окажется пустышкой, последствия для внутренней экономической и международной политической ситуации для украинской верхушки могут быть настолько катастрофическими, что утеря этих монет не будет не только мелкой неприятностью, как для Shell и Chevron, но и откликнется такими катастрофическими последствиями, что это чревато минимум дефолтом правящей партии.

В этой статье мы и рассмотрим третий, наименее значимый для украинских властей и самый страшный для простого украинского народа фактор — экологический. Словно чувствуя сомнения «регионалов», долгое время не решавшихся превратить страну в полигон для сланцевых испытаний, Евросоюз, как и США начали наперебой подбадривать робкий Киев, обещая золотые горы в виде энергонезависимости, статуса крупного экспортера «голубого топлива» и в конце концов — выхода на международную арену в качестве самодостаточной структуры с правом голоса.

Все это делалось лишь ради одного: чтобы не спугнуть украинскую властную верхушку от реализации задуманного. Слова ничего не стоят, и посулы иностранных политиков забудутся очень быстро, когда Украина окажется один ни один с жестокой реальностью, к которой ее приведут недалекие донецкие политики.

Однако для «регионов», ослепленных, загипнотизированных блеском сокровищ газового Эльдорадо, в который небогатую, измученную страну хотят превратить добрые советчики и помощники из-за границы, все реальные угрозы сомнительного и опасного проекта находятся где-то далеко, и выглядят туманно и нереально, словно… мираж.

Ради процветания партии Киев решится на все. Не помешает даже та незначительная проблема, что возникла на пути к высокой цели. Это даже не проблема, а так, мелкая неприятность, которую в высоких кабинетах хотят поскорее забыть, стереть из памяти, чтобы впредь не обращать внимания. Эта ничтожная помеха на пути к светлому будущему называется человеческий протест.

Непрекращающиеся массовые акции, усмирить которые не в состоянии ни клятвенные заверения чиновников в безопасности сланцевой добычи, ни обещания представителей добывающих компаний, общающихся с «туземным населением» через переводчиков. Народ уже начал осознавать, что его родина, жизнь, здоровье и безопасность давно поставлены на кон и нужны только для одного, для высшей цели господ — беззаботного и обеспеченного будущего лидеров партии регионов.

Протесты, диктуемые страхом

По иронии судьбы, выбор участков для сланцевой разработки пал на Юзовское месторождение в Донецкой и Харьковской областях, а также Олесское — во Львовской и Ивано-Франковской областях. К сожалению, история Украины сложилась таким образом, что Запад и Восток страны идеологически противостояли друг другу.

Так, западный блок с культурным центром во Львове больше ориентирован на Европу, практически полностью украиноязычен, с сильными национальными традициями и не жалует партию регионов. Восток в лице Донецка, напротив, говорит в основном на русском языке, игнорирует запад и является колыбелью правящей партии.

Именно здесь сделал свою блестящую политическую карьеру Виктор Янукович, пользующийся безграничной поддержкой и любовью жителей города и области, именно здесь сформировалась его команда, именно отсюда перебралась на ключевые государственные должности его многочисленная группа поддержки. «Благодарность» партии не заставила себя ждать — основному электорату партии регионов — населению Донецка и области — выпала честь и уникальная возможность первыми принять участие в сланцевом эксперименте.

По этому поводу в шахтерском крае с начала года прошла череда массовых акций, но отнюдь не в поддержку политики народных избранников. Протестующих толкали на улицы с транспарантами и мегафонами в руках вовсе не любовь и признательность к еще недавно обожаемым вождям. Толкал не только страх за себя и детей перед сланцевым монстром. Толкала обида за то, что вожди так отплатили за искреннюю поддержку именно того народа, который фактически взрастил властную прослойку, дал ей путевку в жизнь и бросил к ее ногам Киев.

1 февраля в Донецке на протест собралось 250 человек. Участники акции были обеспокоены возможными экологическими последствиями при освоении сланцевых площадей. Напротив областной администрации был организован пикет, активисты требовали проведения общественных слушаний. 22 февраля стихийные протесты прокатились и по городу Красноармейску (Донецкая область).

27 февраля жители Славянского района (Донецкая область), а также Изюмского района (Харьковская область) вышли на протесты против добычи сланцевого газа. В ходе акций с ними встретились представители Shell, однако последние ничего конкретного по поводу беспокоящих население экологических вопросов пояснить не смогли, акцентируя внимание лишь на экономических выгодах от реализации проекта.

7 марта представители движения «Украинский выбор» организовали проведение массовых акций в Луганске и Донецке. Участники надели костюмы химической защиты и демонстрировали транспаранты с лозунгами, осуждающими сланцевую добычу, расположившись напротив автозаправок Shell.

10 марта в Краматорске (Донецкая область) на площади Ленина собралось несколько тысяч человек. Протестующие требовали остановить разработку сланцевых участков и составили резолюцию на имя правительства.

12 марта в Славянске Донецкой области активисты города и районных населенных пунктов сорвали выступления представителя Shell и мэра Славянска, которые намеревались обговорить с протестующими вопросы сланцевой добычи в формате «круглого стола». 13 марта протесты прошли в Харькове. Правда, митингующих было немного — суммарно не более 50 человек.

17 марта в Славянске (Донецкая область) состоялась массовая акция из нескольких тысяч человек, прибывших в том числе из Славянского района, Святогорска, Николаевки. Протестующие выступали против разработки сланцевых углеводородов. Примечательно, что актив митингующих задействовал казачество для охраны общественного порядка во избежание провокаций.

17 марта в Луганске прошла массовая акция. Участники обратились к Луганскому областному совету с требованием к местным депутатам направить письмо в украинский парламент относительно необходимости расторжения договора с Shell на добычу сланцевого газа. В тот же день порядка 2,5 тыс. человек собрались в Изюме (Харьковская область) с требованием отменить решение горсовета, одобряюще добычу сланцевых углеводородов в регионе.

2 апреля более 100 человек прорвались в Изюмский городской совет (Харьковская область) с требованием к властям обратиться к парламенту с целью ввести мораторий на сланцевую добычу. По свидетельству активистов, ни в одном сельском совете района ни один житель не высказался за начало разработки Юзовского месторождения. Слышатся заявления о неминуемой экологической катастрофе, а действия Киева расцениваются как геноцид над собственным народом.

14 апреля в Донецке, на площади Свободы, собралось около 600 человек (в основном — женщины!). Протестующие заявляли о том, что с началом добычи начнется дефицит воды, будут уничтожены леса и сельхозугодия, повысится радиационный фон и произойдет всплеск онкологических заболеваний.

Глашатаями народа попытались выступить сразу две политические партии — националистическая «Свобода» и «Батькивщина» (укр. «Родина», партия Юлии Тимошенко). Ни первая, ни вторая никогда не поддерживались востоком страны, и держали курс в основном на чисто европейский сценарий развития государства.

По идее, данные политические движения должны были приветствовать сланцевую добычу — окно в Европу, если бы они придерживались своих политических принципов. Однако принципов на политическом олимпе Украины как таковых нет. Здесь идет жесткая борьба за власть, а точнее, безнадежные попытки отвоевать утраченные после президентских выборов позиции для «Батькивщины» и стремление показать свои силы для «Свободы», впервые прошедшей в парламент.

Поэтому в качестве идеологического оружия используется все, что возможно, в том числе и сланцевый вопрос. Пара законопроектов о запрете сланцевой добычи, попытки пресечь разработку участков на местном уровне, естественно, не увенчались успехом. Слишком неравны силы в борьбе с «регионами», недостаточно организованы и согласованы действия разношерстной украинской оппозиции, слишком слаба их мотивация.

Самое главное — неискренни стремления, а политические мотивы видны даже невооруженным взглядом. Так что оппозиция, использовав лишний повод для пиара, понемногу утихла и занялась привычными делами — блокированием парламента, популярными выкриками «ганьба» (укр. «позор») и лозунгами о необходимости немедленного освобождения Юлии Тимошенко. Оппозиция оказалась в этом деле для народа довольно ненадежным помощником.

«Все будет хорошо»

Итак, люди один ни один остались с пугающей перспективой жить на территории, непригодной для нормального существования. К делу подключились власти. Нет, они даже не попытались вникнуть в суть возможной экологической проблемы, тщательно взвесить риски, пригласить международных специалистов, светил науки. Не захотели изучить горький опыт США или хотя бы обратить внимание на тотальный запрет сланцевой добычи в цивилизованной Европе. Партия начала «разъяснительную работу».

По большому счету, все разъяснения сводились к следующему:

Shell обеспечит безопасность работ
сланцевая добыча абсолютно безвредна
поводов для паники нет
протесты населения носят заказной характер
21 января Олег Проскуряков, министр экологии и природных ресурсов, посетил Харьковский областной совет, мнения депутатов которого по поводу экологической безопасности сланцевой добычи разделились. Министр попытался успокоить депутатов, в полушутливой форме сообщив, что в данном вопросе, буквально «экологию возвели в ранг религии».

30 января глава Министерства экологии и угольной промышленности Эдуард Ставицкий предположил, что правительству в конце концов удастся убедить местные власти Львовской и Ивано-Франковской областей, категорически отказывающихся разрешать добычу на территории этих регионов, изменить свое мнение.

1 февраля в том, что при сланцевой добыче экологические риски отсутствуют, заверил глава управления президентской администрации по международным отношениям Андрей Гончарук. Общественные движения вокруг разработки месторождений он назвал обычными для реализации любого проекта.

9 февраля премьер Николай Азаров заявил, что добыча сланцевых ископаемых в Украине будет не менее безопасна, чем в США, а также Канаде. Глава правительства заверил, что при разработке украинских площадей уровень экологической защиты будет самым высоким. Информацию о возможных опасностях премьер назвал провокационными слухами, создаваемыми оппозиционными силами.

19 марта член парламентского комитета по ТЭК Александр Гудыма заявил о том, что заказчиком протестов является «Газпром» под прикрытием лозунгов экологического характера. Гудыма считает, что людей запугивают надуманными страшными последствиями сланцевой добычи и таким образом выводят население на массовые акции. Что касается фактических рисков, то член комитета расценивает их как искусственно раздутые и существенно преувеличенные.

16 апреля губернатор Донецкой области Андрей Шишацкий сообщил, что «сланцевых» протестов населения стало гораздо меньше. Также губернатор поделился мнением о том, что массовые акции имеют централизованное финансирование, активисты разъезжают по селам и «поднимают народ», ядро протестующих — одни и те же люди, а количество участников обычно не превышает 100 человек. Как сказал Шишацкий, это доказывает политический характер акций.

17 апреля министр энергетики и угольной промышленности Украины Эдуард Ставицкий заявил, что какая-либо экологическая опасность при добыче сланцевого газа отсутствует. Кроме того, чиновник предположил, что протесты и сопутствующая негативная информация — это происки внешних конкурентов, не желающих энергетической независимости Украины.

Картины из будущего

А теперь попробуем представить, что через несколько лет этих чиновников никто даже и не вспомнит. Будет не до того, места для воспоминаний не останется. Более чем вероятно, что ярко и навсегда врежется в память современникам и будущим поколениям на этих злосчастных территориях, Юзовской и Олесской площадей, совсем другое. Этих украинцев ждет такое будущее, которое уже стало жутким настоящим для тех американских городишек, которым не повезло с местом и временем оказаться в эпицентре сланцевой добычи. Итак…

Сжигание попутного газа на сланцевых месторождениях в Техасе и Северной Дакоте достигло таких масштабов, что было впервые зарегистрировано NASA из космоса с помощью спутника. По степени освещенности газовые огни сравнимы с интенсивностью света от Чикаго. За 2012 год количество попутного газа, сжигаемого на сланцевых участках, увеличилось на 50 %. Что касается Техаса, то за 2 последних года там было выдано почти 2 тыс. разрешений на сжигание газа. Объемы парниковых газов, выбрасываемые в США, увеличились в 3 раза за 5 лет.

Округ Сан-Хуан, Нью-Мексико, 2005 год. Протечка жидкости, используемой при гидроразрыве пластов, вызвала падеж скота, о чем было засвидетельствовано техасской ветеринарной лабораторией. Через 2 года в Техасе компания Williams Production Gulf Coast применила гидроразрыв, также произошел падеж скота, анализ воды показал наличие толуола. Еще через год в Вайоминге, недалеко от сланцевой разработки, в колодце появился бензол, концентрация которого превысила гранично допустимую в 1,5 тыс. раз. Такие отклонения вскоре были обнаружены в каждом третьем источнике питьевой воды в округе Саблетт.

В 2009 году в Луизиане на разработке участка компанией Chesapeake Energy произошел неконтролируемый выброс метана, население в радиусе 3 километров было эвакуировано. Персонал не мог перекрыть утечку сланцевого газа в течение суток. На следующий год в Вайоминге, в городке Павиллион был объявлен запрет на пользование водой, поскольку последняя оказалась загрязненной бензолом, фенолом и нафталеном. В районе располагались скважины для добычи сланцевого газа. Оказалось, что из 19 источников воды загрязнены 17.

Еще через год утечка раствора для гидроразрыва пластов полностью уничтожила растительность на площади 6 гектаров в Северной Дакоте. В прошлом году одно из подразделений Chesapeake Energy бурило скважину в Оклахоме для добычи сланцевого газа. В процессе бурения что-то пошло не так и округу потряс мощный взрыв, вызвавший масштабный пожар. Это только факты для примера, не говоря уже о видео, которые уже давно стали «хитами», о горящей воде из водопроводных кранов. Впрочем эту воду все равно нельзя было пить, поскольку в водоносные слои просачиваются токсины и радиоактивные вещества из-за размытой на сланцевых участках породы.

Эти свидетельства — не отрывки из постапокалиптических книг, не пропаганда «Газпрома», видящего в сланцевом газе серьезного конкурента, не пиар экологических организаций в поисках грантов. Это — настоящее сланцевой добычи, непреложный факт, реальность и истина в последней инстанции. Однако сказать, что так будет и в Украине — значит ничего не сказать.

Окрестности небольших удаленных городков, полупустынные площади, глубокая периферия штатов — это те места, где работают добывающие компании в США. Украинские сланцевые полигоны — это плотнозаселенные районы с насыщенной инфраструктурой и развитой промышленностью. Регионы, отведенные под добычу украинскими властями — это культурные и экономические центры, это дети, врачи, учителя, рабочие и интеллигенты, семьи и влюбленные — миллионы людей. И здесь ничего нельзя поделать.

Против государственной махины, три года назад оказавшейся в руках у амбициозных вождей, силы народа слишком слабы. Если партия не изменит курс, продолжит «закручивать гайки», которые уже давно пошли против резьбы, сделает последний и бесповоротный шаг, то губительный процесс уже ничего не остановит. Пройдут годы, канут в лету действующие «регионалы», президент, министры и депутаты, услужливые американские дипломаты и европейские комиссары. А на карте Украины появятся детища эксперимента — Юзовская и Олесская пустыни. И жизнь в этих районах уже никогда не будет прежней.

Влад Иванов, пронедра.ру