Материалы

30апреля
2013

Сланцевый мираж. Часть 1. Проект «Украина»

15.04.2013

24 января 2013 года войдет в историю Украины как один из трудных шагов ее долгого и тернистого пути к газовой независимости, взлелеянной в течение двух десятков лет существования молодого государства. В этот день было подписано соглашение о разделе продукции между Shell и украинской компанией «Надра Юзовская».

prndr_home_ok1.jpg
Наступление этой даты было предрешено еще в 2010 году, когда Shell и Exxon Mobil получили долгожданные лицензии на гидроразрыв пластов в Донецкой, Харьковской и Львовской областях Украины, попросту — на пространство для беспрецедентного эксперимента в густозаселенных регионах европейской страны. Поначалу чистота намерений и высшая степень патриотизма украинских властей, добровольно и практически бесплатно доверивших иностранным дельцам (взамен на спасительный газ) недра, живую природу, здоровье населения — не вызывали сомнения.

Не исключено, что власть имущие заботятся о социально-экономическом благополучии будущих поколений, скорейшем получении независимости от дорогих энергоресурсов «северного соседа», от подачек Евросоюза, от дурной славы нищей страны без собственного сырья. И при этом взвешенно идут на огромные риски — окончательно испортить отношения с Москвой, получить на карте страны свежие раны в виде зон чрезвычайной экологической ситуации, социальный взрыв в ведущих, промышленно развитых и до этого очень лояльных провластной партии областях.

Можно понять, если помыслы высшего руководства государства направлены на такие высокие цели. Однако есть маленький, но довольно веский повод хотя бы теоретически усомниться в этом. И тогда, хотя бы на минуту, патриотические воззвания, экономические выкладки и фантастические обещания, перспективы энергоэкспорта, многомиллионные инвестиции и поддержка Евросоюза — вся эта маска начинает колебаться в мареве лживости, и словно мираж, рискует расползтись в ничто...

Итак, сбросив пелену сланцевого гипноза, в «сухом остатке», мы видим — кто бы мог подумать? — незаметную, даже невзрачную геологическую конторку «СПК Геосервис», каких в Украине тысячи. О ней никто не знал и вряд ли бы когда-нибудь поинтересовался, если бы не одно «но». Эта маленькая фирма выиграла тендер на статус эксклюзивного (единственного) частного партнера Shell в проекте разработки Юзовского месторождения сланцевого газа, охватывающего Донецкую и Харьковскую области. В один день контора стала знаменитой.

Каким образом это удалось рядовым спецам геологического консалтинга, небольшой компании со скромными прибылями, без солидного международного авторитета, в конце концов, славы и рекламы? Почему фирма так приглянулась «Надрам Украины», правительству, в конце концов Shell? Каким колдовством, волшебным ключиком, владеет скромный коллектив геологов, которые сумели принять участие в революционном проекте, с которым не справились бы и международные концерны? Заклинание, открывающее все властные двери, как оказалось, существует, что «СПК Геосервис», впрочем, не скрывает. Звучит оно так: «Десять Процентов».

Мы по объявлению

Подписание соглашения о разделе продукции — нормальная мировая практика. Правда, применяется она в основном к странам отстающим, с нестабильной экономикой или шаткими политическими режимами. То есть там, где инвестор хочет заручиться дополнительными гарантиями. Итак, на этапе заключения соглашения о разделе прибыли пока вопросов не возникает.

Договор должен был быть заключен инвестором — Shell — с компанией-представителем Украины. В большинстве случаев, для получения гарантий правительства соглашение заключается с государственными компаниями или же непосредственно с властями. По идее, договор должен был быть подписан с национальной компанией «Надра Украины», поскольку вопрос касается непосредственно профиля ее деятельности — пользования недрами. И на этом этапе происходит что-то непонятное: вместо подписания соглашения «Надра Украины» уходят на второй план, а для заключения договора с Shell и управления будущим проектом предлагают создать новое предприятие — «Надра Юзовская».

После этого происходит совсем необъяснимая вещь: объявляется тендер на вхождение в только что созданное предприятие «Надра Юзовская» посторонних частных структур. Как позже пытался пояснить тогда еще министр экологии и природных ресурсов, а ныне глава Минэнерго Эдуард Ставицкий, якобы в компании «Надра Украины» нет специалистов и опыта работы с нетрадиционными углеводородами. Кроме того, национальная компания не в состоянии привлечь инвесторов для финансирования проекта. Довольно нелестная характеристика для мощной государственной структуры, успешно заведующей добычей угля на Донбассе и газа на шельфе Черного моря.

Ключик в действии

С другой стороны, кому, как не Ставицкому, знать, что происходит в «Надрах», ведь ему самому за свою головокружительную карьеру дважды пришлось побывать главой этой компании. За время своего руководства чиновник провернул блестящую операцию — обеспечил передачу подконтрольным фирмам «семьи» знаменитой резиденции «Межигорье», а также нескольких объектов в Киеве.

В тендере принимали участие более чем серьезные компании — к примеру, структуры олигарха Виктора Пинчука «Природные ресурсы» и «Оберон-Уголь», а также «ТНК-BP Разведка и Добыча Украина». О том, что проводится конкурс, в «СПК Геосервис» узнали по объявлению в СМИ и сразу же подали свою заявку. Упомянутые выше мощные компании предложили неплохие условия участия в проекте — в пределах доли 49 %. «СПК Геосервис», не растерявшись, озвучил «10 %», что и предопределило исход конкурса. Как стало понятно позже, иного результата в тендере быть не могло.

Так, энергетические компании Пинчука и BP, предложив вариант «49 %», предполагали, как и было указано в условиях конкурса, что это будет полноценное участие в инвестиционном проекте. То есть победитель должен прилагать максимум усилий, вкладывать активы, в том числе финансовые средства, работать над технологиями. Именно в 49 % компании, оставив контрольный пакет за государством, оценили свои риски, которые без преуменьшения являются максимальными, и возможные потери, если газ не будет найден.

Предложение «СПК Геосервис», претендующей лишь на 10 %, и то в случае, если газ будет обнаружен и начнет добываться, выглядело просто безумием. Тем более, имея уставной капитал 53 тыс. гривен (6,6 тыс. долларов) и годовую прибыль в районе 600 тыс. гривен (75 тыс. долларов), компания, состоящая из трех геологов, надеялась каким-то образом привлекать сотни миллионов долларов до периода прибыльности проекта, требующихся для освоения сланцевых участков.

Как позже прокомментировали в ТНК, ситуация так и осталась непонятной для остальных участников тендера, не говоря уже о том, как были восприняты действия представителей государства. Прозрение пришло позже. Кстати, в «СПК Геосервис» отказались пояснять вопросы, касающиеся будущего финансирования. Вряд ли на эти вопросы захочет отвечать и обновленный коллектив — по информации СМИ, состав учредителей оперативно поменялся. Но необходимость в выяснении финансовой подноготной уже отпала, поскольку журналисты попросту внимательно проанализировали условия соглашения. Их ожидал большой сюрприз.

Первая прибыль

Исходя из соглашения о разделе продукции, финансирование украинской стороны, в том числе и «СПК Геосервис», производит Shell, то есть по сути предоставляет им беспроцентный кредит. СПК должно вернуть Shell почти 30 млн долларов, которые фирма получит в рамках соглашения. Однако отдавать деньги де-факто не придется.

Поскольку в соглашении четко и предельно ясно указано, что на первом этапе инвестирования «СПК Геосервис», состоящая из трех геологов, получит 30 млн долларов, выполнит на них соответствующую работу (контроль за чем должны вести «Надра Украины»), а когда придет время отдавать долги, этот вопрос будет закрыт добытым газом, который Shell примет в качестве платежа. Данная схема с этической точки зрения вполне применима к «Надрам», поскольку они являются государственной компанией.

Насчет взаимозачетов «СПК Геосервис» возникает вопрос: с какой стати государство обязано платить собственными полезными ископаемыми за то, что частная лавочка взяла себе кредит? Компания по сути должна вкладывать собственные или привлеченные средства, а не перекладывать свои обязательства на украинских налогоплательщиков. Из первого вопроса закономерно выходит и второй: почему тендер на инвестиционный проект выиграла инвестиционно-несостоятельная компания, что само по себе является абсурдом?

В правительстве было озвучено мнение относительно того, что персонал компании имеет колоссальный опыт работы по специальности. В таком случае, их попросту могли бы нанять по трудовому договору те же «Надра».

Дальнейший сценарий

Уже понятно, что на этапе разведки месторождения фирма будет просто получать деньги за счет Shell, а отдавать их планирует государство. Однако этап разведки рано или поздно закончится — максимум, через 5 лет. За это время Shell вложит 175 млн долларов.

Соглашением предполагается, что после завершения этапа геологоразведки и получения положительных результатов проект переходит в стадию освоения месторождения. Сумма инвестирования составит 10 млрд долларов. Учитывая, что «Надра Юзовская» имеет долю 50 %, то на долю «Надр Украины» в этом предприятии придется 90 %, то есть 4,5 млрд долларов, на «СПК Геосервис» — 500 млн долларов. В документе отдельно указано, что Shell более не финансирует проект со вступлением в стадию разработки месторождения. Кроме того, присутствует и ключевая фраза, гласящая о том, что контрольный пакет может в любой момент перейти от государства другому собственнику.

А у государства, похоже, и не будет другого выхода, чем бросить проект, поскольку инвестиции в размере 4,5 млрд долларов для Украины — неподъемные деньги. Это может быть благовидным предлогом потери контроля над предприятием. О том, кто после этого увеличит свой пакет до контрольного, вероятнее всего, с привлечением средств банков, догадаться несложно. В словах одного из представителей «СПК Геосервис», что наотрез отказался разговаривать о финансах, все же проскользнула любопытная фраза о том, что банки будут готовы выстроиться в очередь для кредитования проекта, если газ будет найден.

Сладкие речи и горькая правда

Конечно, все вышесказанное можно считать домыслами, игрой воображения, моделированием возможных ситуаций. Однако, к сожалению, иного рационального объяснения политике украинских властей в отношении механизма реализации проекта разработки Юзовского месторождения подыскать невозможно.

Если выводы по результатам кропотливых расследований журналистов имеют под собой почву, то искренне удивляет та легкость и откровенная наглость, с которой украинское правительство реализует подобные схемы. Чиновникам, к тому же, хватает изворотливости и примитивной хитрости для того, чтобы прикрыть очередной вариант присвоения крупного бизнеса при минимальных потерях благовидной причиной.

Итак, если все-таки предположить худшее, то напрашиваются мысли о том, что «карманная» копеечная фирма заведена в проект:

путем демпинга предлагаемой на тендере доли для того, чтобы переиграть других добросовестных участников;
с целью получения финансовых средств на этапе геологоразведки за счет Shell и отсутствия необходимости их возвращать, как и, вероятнее всего, необходимости фактически работать над проектом;
для поглощения контрольного пакета проекта и вытеснения из него государства после выявления запасов сланцевого газа.
Вывод: не исключено, что «Надра Юзовская», тендер и текст соглашения — готовились эксклюзивно под «СПК Геосервис».

И если во главе угла государственных деятелей стоит безграничное корыстолюбие и жажда большей власти, то, конечно, тогда уж не удивляют формальные отговорки и отписки, которые периодически звучат из уст и штампуются в бесчисленных бумагах чиновников Министерства экологии, исследовательских институтов и провластных общественных организаций по защите природы.

Они единодушно убеждают нас в том, что добыча сланцевого газа абсолютно безвредна для населения, окружающей среды и украинских недр. Такие заявления, продиктованные в лучшем случае некомпетентностью, не подкреплены даже имитацией доказательной научной базы и противоречат общеизвестным зарубежным исследованиям, а также горькому опыту сланцевой добычи в США.

Эти утверждения время от времени рождаются вслед за очередными массовыми акциями, которые устраивают возмущенные, перепуганные жители Харьковской и Донецкой областей, не желающие, чтобы их дети и внуки в скором будущем бегали по территории мертвой Юзовской пустоши. Не желающие второго Чернобыля. Но это, пожалуй, тема уже для другой статьи.

Влад Иванов, пронедра.ру