Материалы

27мая
2013

Константин Соборнов: Вложить средства в разведку

25.05.2013

Что необходимо знать, чтобы успешно инвестировать в поиск и разведку углеводородов в России? Своим опытом и знаниями поделился главный геолог объединения «Северо-Запад» Константин Соборнов.

b05e79bd283e19ac2c42592ce5901294.jpg

Открытия — за независимыми игроками

Сегодня много говорят о последствиях сланцевой революции, а также о ряде открытий крупных залежей углеводородов, сделанных в последние годы. В частности, это нефть Восточно-Африканской рифтовой долины, газ шельфа Восточной Африки, газ Восточного Средиземноморья. Все это случилось не в России. И, что не менее важно, все эти открытия сделаны независимыми частными компаниями. Это подтверждает, что независимые нефтяные и газовые компании имеют право на существование и приносят много пользы.
Ресурсный потенциал России чрезвычайно велик. Нефтегазовая отрасль приносит более 50 % дохода в бюджет. Добыча в стране растет, хоть и замедляющимися темпами. Очевидно, что мы сможем сохранять имеющийся уровень добычи в течение 3-5 лет. В дальнейшем же развитие носит неопределенный характер. И связано это, в первую очередь, с инвестиционными процессами.
Экономика страны растет, создавая стимулы для развития ТЭК. Оценки экспертов говорят, что Россия еще достаточно долго будет играть значимую роль на мировом рынке углеводородов, сохранит свой статус одного из главных импортеров. Хотя, безусловно, экономические условия деятельности будут существенно меняться.

Исторический контекст

Чтобы понять текущую ситуацию, важно знать, что происходило в отечественной геологоразведке в предыдущие периоды.
Период с 1950 по 1990 гг. можно назвать «золотым веком» российской геологии. Работали крупные поисковые компании, шло массовое бурение. Тогда было сделано много крупных открытий, в результате которых была создана огромная ресурсная база.
Начиная с 1991 г. до конца 2012 г. мы находились в периоде, который я бы определил как период приватизации, распределения, перераспределения советского наследства. В значительной степени развитие компаний строилось на возможности доступа к тем богатым природным ресурсам, которые были открыты ранее. Но этот период недавно кончился, в декабре, когда состоялись последние аукционы по крупным месторождениям. Сегодня Роснедрам продавать уже практически больше нечего.
Таким образом, в настоящее время мы находимся на пороге нового этапа развития отрасли. Это обещает стать очень интересным. Геологоразведочные работы будут возрождаться на новой технологической основе, на нетрадиционных источниках нефти и газа.
Если сравнить средний размер новых месторождений в динамике с 1970 по 2006 г., то цифры могут показаться устрашающими (к примеру, в Западной Сибири на начло периода этот показатель составлял более 75 млн т, а на конец — всего 3 млн т.) Казалось бы, мы видим катастрофическое падение успешности поисковой деятельности. Однако, в действительности, если проинтерпретировать цифры в контексте исторической реальности, мы поймем, что они отражают не исчерпание недр, а отсутствие интереса инвесторов вкладывать средства в новые серьезные проекты.
По сути дела, в последнее время нефтяные компании осваивали поля и ресурсы, соответствующие категориям С3 и С2 [перспективные и предварительно оцененные запасы — прим. ред.]. Однако не было серьезных инвестиций, соответствующих масштабу отрасли в нашей стране, в принципиально новые проекты. Это нашло отражение, в частности, в падении объемов поискового бурения и сейсморазведки. Применение этих основных инструментов было свернуто за ненадобностью, и не представлялось интересным в условиях наличия устойчивых запасов на рынке, которые можно было приобрести.

Тенденции сегодняшнего дня

Роль государства в регулировании отрасли существенно растет. Безусловно, в настоящее время в нашей геологоразведке и добыче нефти и газа доминируют крупные компании. Причем они продолжают укрупняться. Становится ли от этого лучше — вопрос. К примеру, по данным, приводимым руководством Роснефти, можно видеть, что до сегодняшнего дня затраты на поиск и разработку углеводородов у отечественных компаний были существенно ниже, чем у зарубежных. Но разбег сокращается, причем достаточно быстро. Причины низкого старта развития наших компаний в том, что они построили свой успех на мощном фундаменте открытий прошлого периода. Соответственно, они исчерпали этот ресурс, и ситуация будет резко меняться.
Сегодня на рынке есть крупные компании, заинтересованные в серьезных проектах. Именно они играют доминирующую роль. Эти компании смотрят на шельфы, на новые большие районы, где затраты на разведку и разработку вырастут экспоненциально, но так или иначе ресурсная обеспеченность, исходя из модели роста, велика. И это главный мотив для крупных игроков.
Еще одна особенность отечественного рынка в том, что затраты компаний ниже, чем у международных мейджоров, но растут они быстрее инфляции из-за спада добычи в традиционных центрах. Также для отрасли характерны высокие налоги и, возможно, грядет налоговая реформа.

Ограничения для инвестиций

Независимые игроки в этой сфере, увы, сталкиваются с рядом трудностей, основные из которых я назову. В первую очередь, это суровые законодательные ограничения. Закон «О недрах», принятый в 2008 г., исключил большую часть ресурсов, месторождений, участков из доступа для независимых компаний. Это касается в первую очередь шельфа. И это, несмотря на то, что согласно статистике, небольшие инновационные компании, как правило, удачливее в поисковых проектах.
Присутствию независимых прямых инвестиций мешает целый ряд законодательных ограничений, никак не применяемых к деятельности Газпрома. Также сложно работать в тех районах, которые российские мейджоры рассматривают как свои центры добычи. Таким образом, для прямых инвестиций через независимый бизнес, через привлечение рыночного капитала, остается не так много ниш. Это традиционная нефть, в тех районах, которые исключаются из центров добычи крупных компаний. Основа успеха этих поисков — опора на самые новые технологии, самые современные научные концепции.
Есть большая интересная сфера применения инвестиций — это повышение нефтеотдачи. Нетрадиционные, альтернативные источники — это также интересно и этого много. Хотя экономика таких проектов на сегодняшний день почти наверняка будет отрицательной.

Проблемы выбора

Последовательность шагов при развитии нового проекта по поиску и разведке углеводородов будет примерно следующая:
— Выбор проекта;
— Приобретение актива (получения доступа к запасам);
— Операционная деятельность.
Выбор проекта — серьезная работа, часто невидимая, но очень важная. В советское время колоссальный объем информации о запасах нефти и газа был организован, структурирован. Но сейчас доступ к нему крайне затруднен. Отсутствует рынок данных. Есть законодательные ограничения, кроме того, сказалось реформирование отрасли — предприятия закрывались, данные были утрачены, информация рассеяна, часто она представлена только в бумажном формате. Присутствуют ограничения, связанные с наличием правообладателей и секретностью ряда категорий данных. Это мешает развитию и продвижению новых проектов.
Кроме того, российская классификация запасов не понятна зарубежным инвесторам, так как отличается от западной. Возникают существенные сложности в попытке обеспечить информацией иностранных партнеров, если мы хотим работать с ними совместно.
Еще одна проблема — сервисный рынок. Он не зрел. Есть проблемы, связанные с экономической оценкой, зачастую, не понятна стоимость подрядных работ.

Купить — легко или не очень?

Предположим, мы выбрали проект и хотим в него инвестировать средства. Его можно приобрести либо с конкурса, либо у существующих владельцев. Каковы сложности, если мы хотим купить участок на первичном рынке?
С одной стороны, конкурс — прозрачная форма приобретения. Аукционов в последние годы проводилось достаточно много. Возможно самостоятельное номинирование участков на конкурс, если они вам нравятся. А крупные игроки, как правило, не активны за пределами своих центров добычи.
Интересно, и это удивляет зарубежных коллег, которые привыкли к другому, нежели у нас, праву лицензионной деятельности. Наше право — административное. За рубежом, если вы, получив лицензию, должны пробурить и сделать некий объем сейсмики, и по каким-то причинам сделав сейсмику, решили, что не хотите бурить скважины, вы можете не бурить, но должны заплатить те деньги, которые будут стоить эти скважины. В нашей стране об этом просто можно забыть, сдав лицензию без штрафов. Это очень выгодно для инвестора, хотя и не слишком хорошо с точки зрения государственных интересов.
Но есть у приобретения участка на конкурсной основе и свои недостатки. Как правило, на подготовку к тендеру или аукциону бывает недостаточно времени — всего месяц – полтора с момента его объявления. Это нереальный срок. При этом в аукционных пакетах недостаточно технических данных, они мало информативны. Заявка же, которую надо принести в Роснедра для участия, весит от 20 кг. Такое количество бумаг необходимо собрать!
По условиям аукциона вы должны показать, что вы обладаете в настоящий момент необходимой суммой для покрытия всех затрат — для небольшой компании это очень серьезные деньги. Тендер диктует обязательную программу работ, которая часто не является оптимальной с точки зрения результата.
К сожалению, многие аукционы в силу ряда причин оказываются недействительными. В 2012 г. успешными стали только 25 % аукционов. Причем часть из них, а, возможно, и половина, по сути, представляли собой борьбу аффилированных структур. Конечно, это не соответствует интересам государства, сегодня есть осознание этой проблемы, но пока не понятно, как ее решать.
К тому же надо учитывать, что, получив поисковую лицензию, вы не можете иметь гарантии получения лицензии на добычу.
Приобрести участок у действующей компании, возможно, проще. Но, к сожалению, предложений на этом рынке очень мало. К тому же есть барьеры на приобретение предприятий стратегического значения.

Самая же большая проблема во всех случаях — это капитал. Если у вас нет открытых месторождений, нет развитой инфраструктуры, вы не можете получить банковское финансирование. Тогда вы должны обращаться к частным инвесторам, друзьям и знакомым. Простых путей нет.
Разумеется, есть и ряд других проблем, связанных со спецификой ведения бизнеса в РФ, ведением бухучета, обилием всевозможных отчетов, особенностями в области безопасности труда и охраны окружающей среды.

Поводы для оптимизма

Но нужно оставаться оптимистами. Инвестиции в ТЭК России открывают множество интересных возможностей, включая создание новых центров добычи, разработки сланцевой нефти и т.д. В России большой потенциал повышения нефтеотдачи. У нас относительно дешевый входной билет, при этом присутствует квалифицированная рабочая сила. В плюс инвестору — также низкая стоимость поддержания проектов и приемлемые политические риски.
Улучшение бизнес-климата может существенно повысить привлекательность российских месторождений для частных инвестиций. Инвестиции же, вполне вероятно, станут основой для принципиально новых открытий, уже на территории нашей страны.

Записала Кира Патракова